Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РЕСПУБЛИКЕ АРМЕНИЯ

Проблема гарантий реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина - одна из важнейших в конституционном праве, и является основным фактором становления и развития демократического, правового, социального государства. Общеизвестная истина, что, когда у государства нет основного закона – Конституции, то оно и не может гарантировать защиту и реализацию прав человека и гражданина, то есть, нет четкой и стабильной системы регулирования разнохарактерных правовых взаимоотношений, возникающих между гражданином и государством, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако к вышесказанному добавим, что и простое наличие конституции не является доказательством гарантии защиты прав человека внутри государства.
            Принятие Конституции при участии широких народных масс исключительно важно, а, с точки зрения определения правового положения (статуса) человека в государстве и обществе, - есть гарантия защищенности прав человека, подготовка гармоничных и действенных механизмов для решения этих проблем посредством законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти государства.
            Конституция Республики Армения, провозглашая права и свободы человека и гражданина, устанавливает, что их признание и соблюдение является обязанностью государства. Определены и необходимые для защиты этих прав основные механизмы. К числу институтов, на которые возложена ответственность за их обеспечение и защиту, относятся все ветви государственной власти. Они составляют основу внутригосударственных механизмов защиты прав человека и определяют методы, процедуры и средства, которые действуют в единой системе защиты прав человека и обеспечивают реализацию общепризнанных прав и свобод человека. К ним Конституция Республики Армения относит: защиту прав человека Президентом; органами законодательной и исполнительной власти и органами правосудия.
            Говоря о конституционных гарантиях защиты прав человека, следует обратиться к конституционным возможностям защиты этих прав и свобод и рассмотреть некоторые спорные вопросы в этой области, попробовать найти пути их решения.
            Около сорока статей Конституции Республики Армения посвящены определению прав и свобод человека и гражданина, закреплению принципа их нерушимости и функциональным задачам государственных органов и должностных лиц, призванных обеспечить защиту этих прав и свобод. По своему содержанию ст. 4 Конституции Республики Армения поставила перед государством следующую задачу: «Государство обеспечивает защиту прав и свобод человека на основе Конституции и законов – в соответствии с принципами и нормами международного права».[1] 
            По нашему убеждению ключ к решению вопроса о защите прав и свобод человека и гражданина в Республике Армения надо искать именно в этом положении. Теоретически - это сводиться к следующему: органически включить права человека во все правовые институты, обеспечить их взаимосвязь с принципами рыночной экономики управления государством; а также необходимо законодательно четко закрепить механизмы осуществления основных прав и свобод, гарантировать эффективность действия этих механизмов.
В этих случаях имеет большое значение также и внедрение международного опыта. Такова, по мнению автора, теоретическая модель защиты прав человека и гражданина в свете 4 статьи Конституции Республики Армения. Попробуем определить степень гарантии защиты прав человека и гражданина в Армении.
            Прежде всего, отметим, что в главе 2 Конституции РА, озаглавленной «Основные права и свободы человека и гражданина» (ст. 14 - 48), отражены все основные международные принципы и нормы. Более того, согласно статье 43 Конституции Республики Армения: «Права и свободы, закрепленные в Конституции, не являются исчерпывающими и не могут толковаться как отрицание других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». В международных документах зафиксированы лишь те основные права и свободы, которые приемлемы для большей части государств мира и охраняются ими. Так, например, в международных пактах о правах человека не закрепляется право каждого на частную собственность или право граждан и их объединений на землю, что, однако, нашло свое место в Конституции Республики Армения.
            В случаях, когда международные документы фиксируют более высокий уровень прав и свобод человека по сравнению с внутригосударственным законодательством, приоритет на территории Армении должен отдаваться общепризнанным нормам международного права. Не разрешается какое-либо ограничение или ущемление общепризнанных принципов и норм, касающихся прав и свобод человека под тем предлогом, что они не перечислены в Конституции Республики Армения.
Положения статьи 43 Конституции РА в полном соответствии со ст. 5 «Международного пакта о гражданских и политических правах» устанавливают открытость перечня прав и свобод человека и гражданина, необходимость последующего добавления новых норм к провозглашенным правам. Установление в действующей Конституции РА исчерпывающего перечня прав и свобод человека и гражданина противоречило бы самой сути Основного закона и явилось бы препятствием для последующего развития и обогащения прав и свобод, а также предопределило бы рамки правового регулирования различных и многообразных отношений в ходе дальнейшего развития общества, тем самым приостановив формирование новых прав и свобод и их юридическое закрепление.[2]
Статья 44 Конституции Армении гласит: «Основные права и свободы человека и гражданина, закрепленные в статьях 23 - 27 Конституции, могут быть ограничены только законом, если это необходимо для защиты государственной и общественной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности общества, защиты прав и свобод, чести и доброго имени других лиц».
            Отметим, что речь идет всего о пяти статьях самой обширной главы Конституции РА, закрепляющих свободу совести и вероисповедания, свободу учреждений, свободу слова, объединений, право на проведение митингов, демонстраций, шествий, собраний, референдумов, право избирать и быть избранным. Ограничения вышеперечисленных прав и свобод необходимы в любом демократическом обществе. Права и свободы человека нельзя абсолютизировать. Человек живет в обществе и действует в системе взаимных общественных связей. Для нормальной жизнедеятельности демократического общества необходимы определенные права и порядок.
            Весьма похоже на это мнение  Н.А. Михалевой: «Государство может считаться правовым только в том случае, когда оно допускает такую степень самоограничения прав и свобод человека, при которой общее благо и интересы каждой отдельной личности образует гармоничное целое».[3]
            Конституция Республики Армения предусматривает, что такие ограничения возможны лишь в строго установленных случаях. Они вводятся, в первую очередь, ради обеспечения конституционного порядка в стране.
            Определенные ограничения прав и свобод граждан могут быть введены и с объявлением в стране военного, чрезвычайного или иных особых положений. Так, согласно статье 45 Конституции РА, «Отдельные права и свободы человека и гражданина, за исключением указанных в статьях  17, 19, 20, 39, 41-43 Конституции, могут быть временно ограничены в установленном законом порядке в период военного положения или в случаях, предусмотренных пунктом 14 статьи 55 Конституции».
Необходимо отметить, что исключения касаются права на жизнь, недопущения пыток, жестокого или унижающего достоинство обращения и наказания, обеспечения неприкосновенности личной и семейной жизни, права на восстановление нарушенных прав и их судебную защиту, презумпции невиновности и др. То есть при введении в РА военного или иного особого положения жизненно важные основные права и свободы личности не могут быть ограничены. Несмотря на то, что все закрепленные в Конституции РА права и свободы являются основными, среди них выделяются имеющие для человека изначальное, первичное значение, которые не подлежат ограничениям.
Как видим, задача конституционного признания общепризнанных прав и свобод человека в Конституции Армении решена четко. Это необходимый, но недостаточный фактор для гарантии защиты прав человека. Несомненно, одним из важнейших факторов является законодательное закрепление механизма осуществления прав и свобод и гарантия эффективного использования этого механизма.
Согласно статье 38 Конституции РА: «Каждый имеет право на защиту своих прав и свобод всеми, не запрещенными законом средствами. Каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод, закрепленных Конституцией и законами».
Очень верно заметил великий юрист Гуго Гроций: «Там, где невозможно обратиться в суд, возникает война».[4]
Право человека на самостоятельную защиту своих прав и свобод впервые было официально сформулировано на Венской встрече Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, на которой государства-участники выразили решимость уважать права своих граждан на самостоятельную или совместно с другими защиту своих прав и свобод.
Право на самостоятельную защиту своих прав и свобод дает гражданам возможность широкого выбора. Однако их действия не должны противоречить Конституции и законодательству. Нельзя нарушать общественный порядок, дезорганизовывать работу правоохранительных органов и других учреждений, публично оскорблять других, даже если они причастны к нарушениям прав личности, создавать ситуации, чреватые угрозой для жизни и здоровья других людей. Непозволительны любые экстремистские действия, вступающие в противоречие с нормальной жизнедеятельностью общества.
Всеобщая декларация прав человека устанавливает, что «каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом» (ст. 8).[5]
Это положение закреплено во второй части статьи 38 Конституции РА. В статье оно конкретизировано и расширено в том смысле, что под судебной защитой находятся не только основные (конституционные), но и другие права и свободы. Право на судебную защиту принадлежит каждому физическому лицу, в том числе и недееспособному, который может защитить свои права в суде через представителей.
Исходя из характера нарушенных прав, защита может осуществляться сфере уголовного, административного, гражданского и конституционного судопроизводства.
Анализ действующего законодательства показывает, что одной из тенденций его развития является расширение сферы судебной деятельности, в том числе и судебного контроля в отношении законности решений и действий должностных лиц, государственных органов, общественных объединений. И это не случайно, поскольку преимущества судебного обжалования по сравнению с обжалованием в административном порядке очевидны.
В некоторых странах граждане в связи с нарушениями их конституционных прав и свобод могут обращаться в Конституционный суд. Передача вопросов конституционных прав и свобод человека в юрисдикцию Конституционного суда предполагает, что эти права и свободы личности закреплены в Основном законе данной  страны. С этой точки зрения интересный опыт накопили Государственный совет Франции, Конституционный суд РФ, Федеральный Конституционный суд ФРГ, Арбитражный суд Бельгии, конституционные суды Испании, Венгрии, Швейцарии и других стран.[6]
Следует отметить, что в СССР специальный закон, дававший возможность обжаловать в суде действия должностных лиц, впервые был принят в 1987 г., однако он не разрешал обжаловать через суд решения коллегиальных органов. В последующем, в 1989 году было впервые разрешено обжаловать в суде действия коллегиальных органов государственной власти. 27 апреля 1993 г. в Российской Федерации был принят новый закон - «Об обжаловании в суде решений и действий, нарушающих права и свободы граждан».[7] Основное и принципиальное отличие этого закона от предыдущих советских законов заключалось в том, что в суде можно было обжаловать действия и решения коллегиальных органов более широкого круга – не только государственных, но и органов местного самоуправления, а также общественных объединений.
            Логическим продолжением ст. 38 Конституции Республики Армения является довольно пространная ст. 39, которая гласит: «Для восстановления своих нарушенных прав, а также для выяснения обоснованности предъявленного ему обвинения каждый имеет право на публичное рассмотрение своего дела независимым и беспристрастным судом в условиях равенства, с соблюдением всех требований справедливости. По соображениям защиты общественной нравственности, общественного порядка, государственной безопасности, личной жизни сторон или интересов правосудия участие представителей средств информации и общественности в судебном разбирательстве или какой-либо его части может быть запрещено законом».
Таким образом, Конституция Армении признает право человека рассматривать его дело в надлежащем суде – суде, который по закону правомочен рассматривать это дело. По сути, это одна из гарантий судебной защиты и возможность беспрепятственного обращения к органам правосудия. В соответствии с ч. 1 ст. 14 «Международного пакта о гражданских и политических правах» «все лица равны перед судами и трибуналами. Печать и публика могут не допускаться на все судебное разбирательство или часть его по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе или, когда того требуют интересы частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо, - при особых обстоятельствах, когда публичность нарушила  бы интересы правосудия; однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого, или, когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми».[8]
Не вызывает сомнений, что положения ст. 39 Конституции Армении полностью соответствуют требованиям вышеуказанных международно-правовых актов. Вопрос в том, чтобы текущее законодательство РА было приведено в полное соответствие с требованиями конституционных норм.
Согласно ч. 1 ст. 40 Конституции РА, каждый имеет право на квалифицированную юридическую помощь. Она гарантируется в конституционном порядке.
В действующей Конституции РА закреплено также, что «обвиняемый в совершении преступления считается невиновным пока его вина не доказана в порядке, установленном законом, вступившим в законную силу  приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неподтвержденные подозрения толкуются в пользу обвиняемого» (ст. 41).
            До того как признать человека виновным и назначить ему  наказание, необходимо доказать, что именно он совершил это преступление.
            Статья 42 Конституции РА закрепляет: «Никто не обязан давать показания против себя самого, своего супруга (супруги) и близких родственников. Законом могут быть предусмотрены другие случаи освобождения от обязанности давать показания. Запрещается использование доказательств, добытых с нарушением закона. Запрещается назначение наказания более строгого, чем то, которое могло быть применено по закону, действовавшем  в момент совершения преступления. Человек не может быть признан виновным в преступлении, если по закону, действовавшем в момент совершения деяния, оно не считалось преступлением. Закон, устанавливающий ответственность или ужесточающий ответственность, обратной силы не имеет».
            В основе этих положений Конституции Республики Армения лежат самые высокие международные стандарты, гарантирующие неприкосновенность личности. Эти положения логически вытекают из содержания статей 15, 20, 38, 41 Конституции РА и полностью соответствуют пункту 2 ст. 1. Всеобщей декларации прав человека, а также подпункту «е» пункта 3 ст. 7, 14 и пункту 1 ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах.  Необходимо отметить, что в сравнении с формулировкой, данной в международном пакте, формулировка ч. 1 ст. 42 Конституции РА предпочтительна, поскольку наделяет соответствующим правом не только обвиняемого, но и его супругу (ее супруга), близких родственников, а также иных лиц, круг которых может быть определен законом РА.
            Словосочетание «не обязан давать показания» в буквальном смысле означает: имеет право воздержаться от дачи показаний, будучи допрашиваемым как свидетель. В отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, эта фраза закрепляет право данного лица отказаться от дачи показаний, если ему не сообщают, в чем его обвиняют, не предъявляют обвинения и незаконно допрашивают в качестве свидетеля относительно вопросов, ответы на которые могут быть использованы против него самого или его родственников.
            Эта конституционная гарантия признает в качестве права каждого человека право защищать  себя и своих близких. В странах с демократической правовой системой право человека не давать по уголовному делу показаний против себя или не быть принужденным давать показания против своих близких родственников считается одним из наиболее важных  и неотъемлемых прав.
            Считаем необходимым отметить, что в Конституции РА закреплены  далеко не все возможности защиты прав человека и гражданина. Так,  Основной закон РА не предусматривает института защитника прав человека, что стало существенной конституционной лакуной, тогда как во многих государствах создается специальная служба омбудсменов. В 2004 г. был принят закон «О защитнике прав человека в Республике Армения», мы надеемся, что будет сделано соответствующее изменение в этой области.
Среди механизмов защиты прав и законных интересов человека от произвола государственных органов управления и злоупотребления властью со стороны чиновников важное место занимает именно институт омбудсмена.
Необходимо в Республике создание новой судебной системы. Восстановление доверия граждан к суду и судье, как к главным субъектам, вершившим правосудие, защищающим конституционные права и свободы человека. Достичь этой цели можно, только создав беспристрастную, независимую судебную власть.
С момента принятия Конституции РА прошло десять лет и Национальным Собранием уже принято более 150 законов, в том числе законы, которые обеспечили действенность социально-экономических конституционных прав и свобод человека и гражданина, что само по себе уже не мало. Хотя мы далеки от мысли, что уже создано необходимое правовое поле для обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Есть ли Армения демократическое правовое государство?
 


[1] Конституция Республики Армения. – Ер., 2003. – С. 6.
[2] 117 вопросов и ответов по новой Конституции Республики Армения. Коллектив авторов. – Ер., 1995. – С. 92.
[3] Михалева Н.А. Конституционное право зарубежных стран СНГ: Учеб. пособие. – М.: Юристъ, 1999. – С. 136.
 
[4] Гуго Гроций Соч.: О праве войны и мира. Перевод с лат., кн. 2. - М., 1956. – С. 94.
 
[5] Права человека. Сборник международных договоров. Т. 1, ООН – Нью - Йорк и Женева, 1994. – С. 3.
[6] Гельмут Штайнбергер. Модели конституционной юрисдикции. Издание Совета Европы, 1994. – С. 29-35.
[7] ВВС, 1993, № 19. - С. 685.
 
[8] Права человека и судопроизводство. Сборник международных документов. – Ер., «Арег», 1996. – С. 13 (на арм. яз.).
 

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)»
Форма правления в современной России в условиях переходности
Государство, право и религия в трудах П.А. Флоренского
П.А. СОРОКИН О РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
Размышления о необходимости принятия нового федерального закона «О системе федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации»
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦАХ
Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию
Законопроектная деятельность Министерства юстиции Российской Федерации
Разделение властей как основа формирования парламентаризма
«Правовая инфильтрация» как категория права
Правовое бездействие: вопросы теории
К вопросу о содержании правосубъектности физических лиц
Прогнозирование доходов субъекта Федерации в 2007 году (на примере Рязанской области)
Особенности уведомления должника об уступке права в договоре финансирования под уступку денежного требования
Использование современных информационных технологий в работе по учету и инкорпорации нормативных правовых актов
Убийство по найму: вопросы теории и практики

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015