Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

«Правовая инфильтрация» как категория права

Расширение сфер совместного регулирования международного и внутригосударственного права, решение глобальных проблем современности, участие в разработке и принятии международных актов, все это, и многое другое, способствует приведению национального законодательства государств в соответствие с нормами и положениями международно-правовых актов.
      Изучение проблемы взаимодействия международного и внутригосударственного права важно по отношению к праву различных государств. Актуальной остается эта проблема и в современных условиях развития российского государства, поскольку после принятия Конституции 1993 г., общепризнанные нормы, принципы международного права и международные договоры Российской Федерации включаются в качестве составной части в ее правовую систему.
      Стремление российского государства соответствовать весьма высоким мировым стандартам проявляется в ратификации конвенций, заключении международных договоров, а также в желании совершенствовать свое национальное законодательство в различных отраслях права.
      В свете этого, особый интерес представляет правовая инфильтрация. Данный термин пока еще не нашел своего четкого определения ни в юридической литературе, ни в законодательстве. Термин инфильтрация, в переводе с латинского, означает проникновение (in – в, filtratio – проникновение, вливание).[1] На наш взгляд, правовую инфильтрацию можно определить как проникновение правовых норм, содержащихся в рамках международного права в право внутригосударственное определенными способами.
      Процесс взаимодействия международного и внутригосударственного права является далеко не новым для современной юридической науки и практики. Для обеспечения выполнения норм международного права на внутригосударственном уровне широко используется термин имплементация. Имплементацию, на наш взгляд, можно рассматривать как один из способов правовой инфильтрации, представляющий собой фактическую реализацию международных обязательств на внутригосударственном уровне путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты.[2]
      Рассматривая имплементацию как способ правовой инфильтрации необходимо отметить, что заимствование национальным законодательством правовых норм, содержащихся в рамках международного права, в результате правовой инфильтрации приобретает особое значение. Правовая инфильтрация дает возможность государствам использовать в своем национальном законодательстве не целиком правовую норму, а только ее часть, как бы «отбрасывая» те нормы, которые могут действовать обособленно, а не в контексте правовой системы государства, системы органов государства, судебной системы и иных составляющих, поскольку право как система включает в себя множество элементов и любой правовой институт находится во взаимодействии с другими правовыми институтами, между ними налажено множество связей.[3]
      Однако процесс правовой инфильтрации затрагивает не только сферу взаимодействия международного и внутригосударственного права, но и находит свое отражение во взаимодействии национальных правовых систем различных государств. В данном случае особо актуальным представляется изучение правового опыта стран, находящихся на более высоком уровне экономического, социального и политического развития.
      Недостаточно просто перенести нормы права, содержащиеся в рамках национального права одного государства, во внутригосударственное право другого государства, необходимо создать условия для их успешной реализации. Нельзя не согласиться с мнением М.В. Немытиной о том, что «обеспокоенность вызывает отсутствие стремления в ходе введения нового реально оценить «почву», на которую переносятся институты, осмыслить собственный опыт, традиции, особенности правовой культуры, изучить тенденции современного развития страны. Именно анализ этих факторов позволяет делать прогнозы относительно возможностей реализации новой правовой конструкции в условиях той или иной страны».[4]
      Таким образом, очевидно, что чисто механического перенесения на уровень нормативного регулирования правовых норм и использования приемов юридической техники недостаточно для наиболее эффективной реализации в национальном праве одной страны уже успешно функционирующих правовых норм, содержащихся в рамках национального права другого государства. Здесь должен присутствовать «творческий подход,…при котором можно рассчитывать на то, что вновь вводимые или переносимые из других правовых систем институты, нормы или принципы будут не только формально значиться в структуре новой правовой системы, но и эффективно осуществляться».[5]
      Правовая система – это комплексная категория, отражающая правовую организацию общества, целостную правовую действительность, это «вместилище, средоточие разнообразных юридических явлений».[6] Ценность понятия правовой системы заключается в том, что оно дает дополнительные аналитические возможности для комплексного анализа правовой сферы жизни общества, призванного отразить в целостном виде общую панораму правового пространства, в котором постоянно вращаются участники социального общения. Юридические нормы представляют собой своего рода каркас правовой системы, без которого она могла бы превратиться в простой набор элементов, не связанных между собой единым нормативно-правовым началом.[7]
      Правовая инфильтрация, на наш взгляд, как раз и направлена на то, чтобы обеспечить государствам свободу в выборе тех правовых норм, которые бы органически вливались в его национальное законодательство.
      Таким образом, в зависимости от источников содержания преобразуемых норм и правил поведения можно выделить два вида правовой инфильтрации: 1) правовая инфильтрация норм международного права в право внутригосударственное; 2) правовая инфильтрация норм национального права одного государства во внутригосударственное право другого государства.
      Для того, чтобы начать успешно функционировать, вводимые правовые нормы должны быть юридически оформлены посредством законодательной или иной нормотворческой деятельности. Корректировка законодательства должна соответствовать потребностям развития общества. Этого можно достичь различными способами, например, с помощью организационно-правовых мер, обеспечиваемых компетентными государственными органами или посредством проведения исследования в отношении вводимых в национальное право норм с целью выявления их слабых мест. В любом случае данные нововведения могут претворяться в жизнь только посредством властного волеизъявления по поводу реализации новой правовой нормы. И, конечно, необходимо определить пределы такого заимствования. В данном случае, правовая инфильтрация как раз и дает возможность государствам совершенствовать свое национальное законодательство, используя во внутригосударственном праве либо полностью заимствованную правовую норму, либо только ее часть.
      В связи с этим особую актуальность приобретает процесс правовой инфильтрации, происходящий в правовой системе России. Наметившаяся в настоящее время тенденция привнесения в российскую правовую систему зарубежных правовых норм, имеет, наряду с положительными, ряд отрицательных или, по крайне мере, спорных моментов.
      К примеру, институт присяжных заседателей, отмененный в России в 1917 г. и вновь введенный в российское законодательство в 1991 г. под влиянием, прежде всего, американского законодательства, не учитывает изменившихся политических, экономических и других условий современной России по сравнению с дореволюционным периодом. Введение данного института в правовую систему России подвергается резкой критике со стороны западных юристов, считающих его неэффективным, так как на всей территории Российской Федерации он не может оказывать положительного воздействия по причине того, что некоторые субъекты РФ, например, Чечня, открыто проявляют националистические или экстремистские тенденции.[8]
      Своеобразие российской правовой системы, на наш взгляд, обусловлено, в первую очередь, территориальным положением России и, как следствие, характеризующейся смешением элементов различных национальных правовых семей и правовых культур.
      Право России в значительной степени развивалось под влиянием условий жизни народов нашей страны, его особенностью является включение в себя системы права тех народов, которые к ней присоединялись. Они действовали параллельно с российским правом, постепенно сливаясь с ним. Тем самым обеспечивался учет региональных и национальных особенностей населения империи.[9]
      Поэтому, интеграционные процессы, происходящие в современном российском государстве, должны учитывать интересы всех народов, входящих в состав Российской Федерации, в первую очередь для того, чтобы избежать правового нигилизма, недоверия к власти.
      На современном этапе развития российского государства, процесс правовой инфильтрации способствует укреплению позиций России в области соблюдения прав и свобод человека, дает возможность сократить разрыв между Россией и странами, достигшими более высокого уровня экономического, социального и политического развития, утвердившими не только на нормативном уровне, но и в реальной жизни более высокие стандарты в области защиты прав и свобод человека.
      Таким образом, заимствованные в результате правовой инфильтрации зарубежные правовые институты нуждаются в серьезном анализе с точки зрения возможности их реализации в правовой системе современного российского государства.
      Для того, чтобы заимствованные правовые нормы имели позитивный характер в национальном законодательстве, представляется весьма целесообразным создание механизма правовой инфильтрации, при этом каждый вид правовой инфильтрации имеет свой механизм.
      Механизм правовой инфильтрации норм международного права в право внутригосударственное представляет собой организационно-правовые способы и приемы, обеспечиваемые компетентными государственными органами, по выполнению положений норм международного права, учитывающих особенности национального законодательства и направленных на реализацию нормативных предписаний, вытекающих из положений международно-правовых актов.
      Под механизмом правовой инфильтрации норм национального права одного государства во внутригосударственное право другого государства следует понимать способы и приемы, носящие организационно-правовой характер, направленные на реализацию передовых положений и идей, содержащихся в законодательных актах государств, входящих в состав одной правовой системы в другую, с учетом особенностей исторического развития и источников права, характерных для национального права государства.
      Очевидно, что создание механизма правовой инфильтрации значительно облегчит восприятие внутригосударственным правом правовых норм, содержащихся либо в международных нормативно-правовых актах, либо в рамках национального законодательства зарубежных стран.

      В заключение хотелось бы отметить, что проблема правовой инфильтрации является достаточно новой для юридической  науки и практики, что, в свою очередь, дает возможность всестороннего исследования данной проблемы как на теоретическом, так и на нормативном



[1] Большой энциклопедический словарь. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Большая Российская энциклопедия. 1998. - С. 454.
[2] См.: Российская юридическая энциклопедия. - М., 1999. - С. -1092, 1093.
[3] См.: Возможности адаптации зарубежного опыта: Сборник научных статей. Серия: Право России: новые подходы. Выпуск I / Предисл. М.В. Немытиной. – Саратов: Научная книга, 2005. - С. 12.
[4]Там же. - С. 9.
[5] Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. - С. 227.
 
[7] См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. - М.: Юристъ, 2001. - С. 173.
[8] См.: Марченко М.Н. Теория государства и права: учеб. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. - С. 227-228.
[9] См.: История отечественного государства и права / Под ред. О.И. Чистякова. Ч. 1. - М., 2001. - С. 328.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)»
Форма правления в современной России в условиях переходности
Государство, право и религия в трудах П.А. Флоренского
П.А. СОРОКИН О РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
Размышления о необходимости принятия нового федерального закона «О системе федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации»
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦАХ
Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РЕСПУБЛИКЕ АРМЕНИЯ
Законопроектная деятельность Министерства юстиции Российской Федерации
Разделение властей как основа формирования парламентаризма
Правовое бездействие: вопросы теории
К вопросу о содержании правосубъектности физических лиц
Прогнозирование доходов субъекта Федерации в 2007 году (на примере Рязанской области)
Особенности уведомления должника об уступке права в договоре финансирования под уступку денежного требования
Использование современных информационных технологий в работе по учету и инкорпорации нормативных правовых актов
Убийство по найму: вопросы теории и практики

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015