Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

К вопросу о содержании правосубъектности физических лиц

Среди множества научных подходов к определению понятия и содержания гражданской правосубъектности граждан (физических лиц) наиболее логически обоснованной представляется традиционная трактовка правосубъектности в качестве обобщающей категории, включающей в свое содержание  два взаимосвязанных элемента: право- и дееспособность[1]. Такого взгляда на правосубъектность придерживался еще И.А. Покровский: «Освобождение личности от полного поглощения ее обществом знаменуется прежде всего признанием ее самостоятельным субъектом прав, обладательницей правоспособности и дееспособности: благодаря этому она стоит теперь перед лицом общества и его властей как некоторая самостоятельная сила, как некоторая юридическая самоцель»[2]. Однако, такой подход не нашел в современной науке общего признания,  и вопрос о содержании гражданской правосубъектности  по-прежнему нуждается в анализе и разрешении. Довод, наиболее часто выдвигаемый против названной  концепции, состоит в том, что подобный подход, якобы, приводит к необходимости исключения из числа субъектов права недееспособных лиц[3]. С этим утверждением трудно согласиться, поскольку действующим законодательством предусмотрены альтернативные механизмы реализации правосубъектности , которые «запускаются» на основании легальной оценки способности гражданина своими действиями приобретать и осуществлять права, создавать и исполнять обязанности, являющейся важнейшей и неотъемлемой характеристикой способности лица быть субъектом права. Признание лица недееспособным в предусмотренных законом случаях отнюдь не исключает его из числа таких субъектов.  Названные лица обладают ограниченной правосубъектностью, характеризующейся наличием способности иметь гражданские права и обязанности при отсутствии способности их самостоятельной реализации и исполнения.
В отличие от ограниченной и неполной правосубъектности недееспособных и несовершеннолетних лиц, категория специальной правосубъектности характеризует принципиально иную ситуацию, когда объем принадлежащих лицу прав и возложенных на него обязанностей,  как и способность самостоятельно их осуществлять и исполнять, зависят не от возраста, состояния  психического здоровья и наличия алкогольной или наркотической зависимости, а от  социального статуса данного лица и видоизменяются соответственно данному статусу. Признавая этот факт, следует сделать вывод о том, что традиционная трактовка правосубъектности как категории, представляющей собой суммарную совокупность правоспособности и дееспособности, нуждается в уточнении, так как она не отражает всей глубины и многогранности рассматриваемого правового феномена. Сумма двух слагаемых не может образовать качественно новое понятие, поэтому, если рассматривать правосубъектность с данной  позиции, придется согласиться с теми авторами, которые указывали на нецелесообразность ее самостоятельного применения или предлагали заменить ее понятием «праводееспособность»[4]. Рассмотренный подход не учитывает  все многообразие содержания правосубъектности   конкретных лиц,  включающей в себя целый спектр разнообразных по характеру и  правовому значению обстоятельств. К  этим обстоятельствам  относятся  гражданство, род занятий, имущественное положение, последствия совершения правонарушения, семейное положение, родство и пол,  каждое из которых на том или ином этапе жизни гражданина может оказать воздействие на содержание  его правосубъектности. Так, например, поступление на государственную службу, регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, признание гражданина несостоятельным (банкротом), психическое расстройство и т. д.,  оказывая различное  (порой весьма важное, порой незначительное) влияние на  правосубъектность конкретного лица,  изменяя объем, содержание и  характер реализации  прав, составляющих ее содержание,  модифицируют его  правосубъектность, поэтому названные обстоятельства следует рассматривать в качестве элементов гражданской правосубъектности под собирательным названием специальные (модифицирующие), в противоположность двум общим (основным) элементам  –  право- и дееспособности.
Именно модифицирующие элементы конкретизируют гражданско-правовой статус гражданина, обогащают его содержание и предопределяют специфику и механизм реализации принадлежащих ему субъективных прав и исполнения возлагаемых на него обязанностей. Они неоднородны по своему характеру, в зависимости от которого их можно подразделить на биологические, представляющие собой качества и свойства, присущие конкретному лицу как представителю биологического вида, как «члену человеческой семьи» (возраст, состояние здоровья, родство и пол), и социальные, которые обусловлены включением физического лица в общественные правоотношения, признанием его субъектом этих правоотношений (гражданство, род занятий, имущественное и семейное положение, иждивенчество, последствия совершения правонарушения). 
       Модифицирующие элементы гражданской правосубъектности различаются и по своей правовой природе. Среди них можно выделить события (рождение ребенка),  действия (поступление на государственную службу, осуществление предпринимательской деятельности, совершение правонарушения); состояния (родство, нетрудоспособность, иждивенчество, наличие у гражданина заболевания, имеющего юридическое значение в отдельных или даже всех гражданских правоотношениях с его участием). Различаются они и по времени существования: родство, то есть родственная связь с родителями, детьми и некоторыми другими родственниками может существовать на протяжении весьма длительного отрезка времени, хотя ее влияние на гражданскую правосубъектность может носить  как длительный, так и фрагментарный (разовый)  характер. Временный характер, в свою очередь, имеет лишение гражданина свободы в соответствии с приговором суда или осуществление им предпринимательской деятельности; не являются постоянными и такие факторы, как семейное или имущественное положение.  Поэтому по времени существования модифицирующие элементы можно подразделить на постоянные, относительно постоянные и  кратковременные.
     Соотношение общих  и  специальных (модифицирующих) элементов правосубъектности наиболее отчетливо может быть раскрыто с позиций проявления в ее содержании философских категорий статики и динамики, абстрактного и конкретного. В качестве абстрактной категории  правосубъектность физических лиц носит статичный характер, а ее содержание  исчерпывается право- и дееспособностью (недееспособностью или ограниченной дееспособностью). Однако, применительно к конкретному субъекту ее содержание может трансформироваться под воздействием модифицирующих элементов, так как именно они по отдельности и все вместе в совокупности детерминируют особенности правосубъектности данного лица. Утверждение о том, что «не следует представлять правосубъектность как постоянно изменяющуюся, динамичную категорию, зависящую от объема конкретных прав и обязанностей, которыми наделен гражданин»[5],  характеризует  правосубъектность только как абстрактную категорию, как «обобщенную возможность правообладания, которая не может быть представлена в виде набора  или комплекса отдельных субъективных прав»[6], но применительно к конкретному лицу правосубъектность приобретают конкретный и, следовательно, динамичный характер.
      Качеством неизменной константы обладает только правоспособность, признаваемая в равной мере за всеми гражданами и иными физическими лицами, проживающими на территории РФ, хотя закрепленное в ст. 17 ГК РФ положение не  учитывает, что, как отмечается в литературе,  возможность иметь ряд правомочий, составляющих ее содержание, возникает не в момент рождения ребенка, а только с достижением им определенного возраста[7].  Что же касается дееспособности, ее неизменность весьма относительна: на первом этапе жизни субъекта дееспособность отсутствует, а затем в содержание правосубъектности несовершеннолетнего лица постепенно включаются  (а в случаях, предусмотренных законом, исключаются)  ее отдельные элементы. Но и после достижения лицом совершеннолетия дееспособность не остается неизменной, так как при наличии предусмотренных законом обстоятельств она может быть ограничена  или гражданин может быть признан недееспособным. Динамичный характер, как уже отмечалось, носят и почти все специальные   (модифицирующие) элементы. Даже такое врожденное свойство личности, как пол, благодаря достижениям современной медицины перестал быть неизменной категорией, и операции по его перемене  получают все более широкое распространение во многих странах мира, в том числе и в России.
 Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что правосубъектность физических лиц следует понимать как особое правовое явление,  представляющее собой взаимосвязанную совокупность общих (основных)  и  специальных (модифицирующих) элементов, обладающее свойствами  статики и динамики как проявлений абстрактного и конкретного в ее содержании. Одним из явных преимуществ такого подхода является предоставляемая им возможность «охватить» указанной категорией все юридически значимые свойства субъекта, в том числе его возраст, гражданство, род занятий и другие факторы, характеризующие личность с учетом ее биологических, психологических, социальных, правовых, культурных и других особенностей[8]


[1] См.: Пергамент А.И. К вопросу о правовом положении несовершеннолетних // Учен. зап. ВИЮН. 1955. Вып. 3. С. 4; Гражданско-правовое положение личности в СССР / Отв. ред. Н.С. Малеин. - М., 1975. - С. 11; Гражданское право. Том I \ Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 1998. С. 96; Гражданское право. Учебник. Часть I. Издание третье, перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - М., 1998. С. 94 и др.
[2]  См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М., 1998. С. 120
[3] См.: Малеин Н.С. О понятии, ограничении и защите правоспособности граждан // Теоретические вопросы гражданского права. - М., 1980. - С. 4.
[4] См., напр.: Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Том 2. – М., 1984. - С. 139.
[5] См.: Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - С. 95.
[6] См.: Там же.
[7] См., напр.: Сулейманова С.А. Проблема частичной правоспособности // Нотариус. 2006.  № 4. С. 15-17.
[8] См.: Веберс Я.Р. Правосубъектность граждан в советском гражданском и семейном праве. - Рига, 1976. - С. 35; Егоров Н.Д. О понятии субъективного гражданского права // Правосубъектность по гражданскому и хозяйственному праву: Межвуз. сб. - Л., 1983 и др.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)»
Форма правления в современной России в условиях переходности
Государство, право и религия в трудах П.А. Флоренского
П.А. СОРОКИН О РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
Размышления о необходимости принятия нового федерального закона «О системе федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации»
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦАХ
Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РЕСПУБЛИКЕ АРМЕНИЯ
Законопроектная деятельность Министерства юстиции Российской Федерации
Разделение властей как основа формирования парламентаризма
«Правовая инфильтрация» как категория права
Правовое бездействие: вопросы теории
Прогнозирование доходов субъекта Федерации в 2007 году (на примере Рязанской области)
Особенности уведомления должника об уступке права в договоре финансирования под уступку денежного требования
Использование современных информационных технологий в работе по учету и инкорпорации нормативных правовых актов
Убийство по найму: вопросы теории и практики

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №1 - 2017
 
  №7,8 - 2016
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016
 
  №1,2 - 2016
 
 
  №7,8 - 2015
 
  №5,6 - 2015
 
 
  №4 - 2015