Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021 год
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

Форма правления в современной России в условиях переходности

Изучение формы государства представляет собой еще один важный методологический шаг на пути постижения такого сложного социального явления, как переходное государство. Переход от прежнего строя к новому, совершаемый путем коренных социальных преобразований, неизбежно приводит к видоизменению формы государства. При этом необходимо учитывать, что форма государства, в отличие от его содержания, более консервативна, т. к. требует большего времени для трансформации.
Форма переходного государства является смешанной, сочетающей в себе элементы различных форм правления. В частности, Чиркин В.Е. упоминает о существовании так называемых «гибридных» форм, которые объединяют  противоречивые признаки внутри одного и того же типа[1].  Переходная форма, равно как и само государство, лишена стабильности и равновесия. Например, форма правления переходного государства не имеет отлаженной системы сдержек и противовесов, наблюдается дисбаланс полномочий органов законодательной, исполнительной и судебной властей.
Форма правления в переходном государстве не отличается наличием классических элементов, не существует в чистом виде. В странах Восточной Европы установились как парламентские республики, так и президентские. Но в большинстве этих государств утвердилась парламентская система. В них просто боялись, что после длительного периода авторитарной власти, персонифицированной в лице генерального секретаря коммунистической партии, в связи  со слабостью демократии сильное президентство может привести к новой диктатуре[2].
Однако в обстановке ослабления структур кажется весьма предпочтительным  добиться успеха в осуществлении власти путем ее сосредоточения в руках органов или лиц, наделенных особыми или даже чрезвычайными полномочиями. В качестве аргументации данного положения можно привести следующие доводы. Власть будет действовать быстро и решительно, если она освобождена от проволочек и колебаний, сопряженных с затяжными дискуссиями в представительных органах власти, с многочисленными согласованиями и компромиссными решениями.
Впрочем, игнорирование демократических процедур согласования интересов опасно для вновь образованного государства. Данное явление может привести к возникновению нового механизма «демократического тоталитаризма» для принятия недемократических, авторитарных, реставраторских решений.
По мнению польского политолога Е. Вятры, в условиях становления «молодой демократии» парламентские системы в целом более безопасны и жизнеспособны, чем президентские[3]. Аргументом  в пользу данного утверждения является то, что большая часть власти, если она сосредоточена в руках президента, сужает пространство для профессионального политического компромисса. В президентской республике компромисс не является строго необходимым политическим инструментом. 
Парламентаризм в чистой форме сложился в Чехии и Венгрии (в этих странах президент избирается парламентом). Парламентская демократия характерна также для Словакии, Болгарии, Словении, Польши.
В конституциях данных стран права президента ограничены. Президент является гарантом конституции, основным стабилизатором государства. Он никогда не берет на себя управление экономикой, но везде поддерживает курс на преобразования. Президент может выступать в качестве арбитра в случае возникновения разногласий и конфликтов между политическими силами в обществе. Например, в 1998 г. в связи с расхождением в сейме между правящей коалицией и оппозицией по вопросу административной реформы президент Польши А. Квасьневский выступил в роли арбитра и  добился компромисса.
Парламент в странах Восточной Европы является центром политической консолидации общества, его ведущих сил. Престиж парламента обеспечивается тем, что он утверждает правительство и осуществляет контроль за его деятельностью, принимает государственный бюджет. Кроме того, опыт восточноевропейских стран свидетельствует, что наиболее эффективно функционирующим является парламент, в котором представлено небольшое количество партий.
Как известно, в начальной фазе политической трансформации в большинстве стран Восточной Европы возникли сотни политических партий, общественно-политических организаций и движений. В парламенты избирались представители пятидесяти, временами и более партий. Чтобы сформировать правительство, они были вынуждены вступать в политические коалиции и создавать коалиционное правительство. Данные процессы привели к созданию политической культуры согласия. В странах же, где продолжала сохраняться сильная политическая поляризация, наблюдались политические конфликты (Сербия, Албания). В последнее время наблюдается тенденция укрупнения и стабилизации партий, чему послужили воздание политических коалиций, введение 3-5% заградительного барьера на выборах.
Правительство в восточноевропейских государствах выступает в качестве исполнительной власти. Именно оно формирует программу экономической реформы и осуществляет ее на практике. В Венгрии и Чехии фактически введена канцлерская система, когда практически вся полнота исполнительной власти принадлежит премьер-министру. 
Несколько иная форма правления сложилась в странах, бывших республиках СССР, хотя в той или иной мере во всех них присутствует парламентский элемент. Во многих государствах по конституции существует  полупрезидентская республика с доминирующим положением президента в структуре государственной власти. На практике роль главы государства еще более весома, чем это предусмотрено конституцией.
В Белоруссии, Азербайджане, Грузии по конституции существует  президентская республика. В странах Средней Азии роль президента возвеличена, а деятельность оппозиции пресекается. Вместо выборов в 1994-1995 гг. в этих странах было проведено продление срока пребывания президентов на должности до 2000 г. путем референдума по единственной кандидатуре, а в Туркмении введена пожизненная президентура.  В некоторых странах президент имеет официальный статус «вождя», «отца народа». Данные явления говорят о своего рода реставрации ранее существовавшей формы правления в СССР, которая характеризуется повышенной ролью главы государства, его привилегированным положением.
Россия является полупрезидентской республикой, при этом президент не входит ни в одну из ветвей власти. Однако меры по утверждению демократических политических форм в России имеют и авторитарные черты, что особенно наглядно проявляется в нарушениях принципа конституционализма  и ограничении полномочий парламента в пользу исполнительной власти.
В современный период важно стимулировать развитие прогрессивных тенденций формы правления. Во-первых, укрепляется самостоятельность статуса каждого из видов государственных органов и четкая фиксация их функций, полномочий, ответственности и признание их социальной роли. При этом бесспорна линия на повышение роли представительных органов государственной власти.
Во-вторых, наметилась тенденция более тесного взаимодействия разных ветвей государственной власти в осуществлении ее задач. Оно выражается как в организационно-функциональном их сближении на основе Конституции РФ, так и усилении элементов «взаимоконтроля» - со стороны Президента, Федерального собрания, Конституционного Суда, прокуратуры и, особенно, суда. Судебная процедура защиты интересов граждан должна стать главной формой, эффективной и независимой силой, чему способствуют законы о статусе судей, об ответственности за неуважение к суду, об обжаловании в суде действий органов управления и должностных лиц.
В-третьих, происходит формирование демократических способов и приемов передачи политической власти. Основная проблема переходного этапа состоит в том, чтобы сохранить функциональное назначение государственных институтов регулирования общественно-политических процессов и сделать их при этом непосредственно зависимыми от демократических институтов и граждан. Народовластие сегодня требует не внешнего противостояния его форм, не противоборства интересов, а диалога, поиска договоренностей, взаимодействия в интересах народа, каждой личности. В переходной системе политические и государственные деятели и обеспечивающие их деятельность структуры должны быть заинтересованы в подтверждении своего статуса и избранного ими курса политико-экономических преобразований именно в рамках и через выборные институты государственной власти.
Политическая задача переходного периода состоит прежде всего в том, что политическая ротация власти и политических механизмов ее передачи должны постепенно оформляться и юридизироваться в систему конституционных норм и демократических процедур.
В-четвертых, формирование правового государства оказывает нарастающее воздействие на «разделение властей». Т.е. данный принцип становится реальностью. Раньше этот аспект не учитывался ввиду недооценки роли законов. Теперь же усиление верховенства закона как главного и непосредственного регулятора общественных отношений будет неумолимо вести к уменьшению потребностей в большом объеме подзаконных актов и множества органов управления.
В-пятых, в механизме «разделения властей» возрастает удельный вес прямой демократии как путем более широкого применения ее начал в деятельности представительных органов, органов управления и др., так и посредством самостоятельной институциализации. Все более широкий круг общегосударственных, республиканских вопросов должен стать предметом их рассмотрения. Пока же эти институты применяются слабо либо плохо конституируются (прежде всего - референдумы).
В-шестых, проводится последовательный курс на децентрализацию, расширение прав республик и территорий. Закрепление за регионами их прав в качестве субъектов Федерации при жестком обеспечении единства действия общефедеральных законов без нового вертикального перераспределения властных прав затрудняет реальное самоуправление.
В-седьмых, идет процесс деидеологизации форм правления. В сложном и взаимосвязанном мире, где признание общечеловеческих ценностей требует нового политического подхода, меняются представления о власти. Не утрачивая свойств суверенности, она призвана содействовать интеграционным процессам в области экономики, науки, культуры. Все более очевидно влияние мирового сообщества на развитие государств, политических систем. Здесь можно выделить несколько направлений. Возрастает роль общепризнанных норм мирового сообщества, в том числе, норм международного права. Оно все более утверждается как правовое сообщество. Крупные общечеловеческие задачи разрешимы лишь совместными усилиями.
Но, вместе с тем, происходящие в нашей стране изменения вызваны необходимостью преодоления кризисных явлений в политике и экономике, направлены на поиск новой модели формы правления. Означает ли это признание падение авторитета и роли государственной власти? Отрицать это трудно, поскольку государственная власть, действительно, не смогла справиться с негативными процессами.
Итак, можно сделать вывод, что поиску оптимальной формы правления Российской Федерации характерны следующие направления:
-         установление режима реальной демократии;
-         построение новой модели вертикальной власти: при широких полномочиях региональных властей, возможность их смены из центра в случаях нарушений Конституции и законов;
-         принятие новой Конституции и формирование новой структуры власти на основе реальной демократии.
И все же, не будем торопить события, ибо глубинные экономические, социальные и политические процессы еще не привели к формированию новой социальной общности, на базе которой возможно произойдет упрочение обогащенного народовластия как власти общества со своими ответвлениям. В отличие от прошлых лет, сегодня главным становится не гегемонизм партийной или государственной власти, какой-то одной ее ветви. Не просто их взаимодействие, а достижение общности целей. Позитивная альтернативность означает не противостояние, а сотрудничество, борьбу не за власть, а за выбор ею лучших решений. Общество само формирует свою власть и определяет каналы ее функционирования.


[1] Чиркин В.Е.  Основы сравнительного государствоведения.  – М., 1997. - С. 117.
[2] 10 лет системной трансформации в странах Центральной Восточной Европы и в России: итоги и уроки. // Власть. - 2000. - № 2 - С. 29.
[3] Цит. по: Мокшин В.К. Указанное сочинение. - С. 213.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)»
Государство, право и религия в трудах П.А. Флоренского
П.А. СОРОКИН О РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА
Размышления о необходимости принятия нового федерального закона «О системе федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации»
ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ВЫНУЖДЕННЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦАХ
Правовые проблемы ответственности за распространение по Интернету сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию
КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА В РЕСПУБЛИКЕ АРМЕНИЯ
Законопроектная деятельность Министерства юстиции Российской Федерации
Разделение властей как основа формирования парламентаризма
«Правовая инфильтрация» как категория права
Правовое бездействие: вопросы теории
К вопросу о содержании правосубъектности физических лиц
Прогнозирование доходов субъекта Федерации в 2007 году (на примере Рязанской области)
Особенности уведомления должника об уступке права в договоре финансирования под уступку денежного требования
Использование современных информационных технологий в работе по учету и инкорпорации нормативных правовых актов
Убийство по найму: вопросы теории и практики

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №3 - 2021
 
 
  №1,2 - 2021
 
  №7,8 - 2020
 
 
  №5,6 - 2020
 
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №5,6 - 2016
 
 
  №4 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016