Новости

2000 год
2000 №4 (38)
2001 №4 (42)
2001 год
2002 год
2002 №5-6 (47-48)
2003 год
2003 №6 (54)
2004 год
2004 №1 (55)
2004 №2 (56)
2004 №3 (57)
2004 №4 (58)
2004 №5 (59)
2004 №6 (60) Спецвыпуск. Ювелирная отрасль
2005 год
2005 №1 (61)
2005 №2 (62)
2005 №3 (63)
2005 №4 (64)
2005 №5 (65)
2005 №6 (66)
2006 год
2006 №1 (67)
2006 №2 (68)
2006 №3 (69)
2006 №4 (70)
2006 №5 (71)
2006 №6 (72)
2007 (73) Спецвыпуск. Юр. Институт (СПб)
2007 год
2007 №1 (74)
2007 №2 (75)
2007 №3 (76)
2007 №4 (77)
2007 №5 (78)
2007 №6 (79)
2008 год
2008 №1 (80)
2008 №2-3 (81-82)
2008 №4 (83)
2008 №5-6 (84-85)
2008 №7 (86)
2008 №8 (87)
2009 год
2009 №1 (88)
2009 №2-3 (89-90)
2009 №4 (91)
2009 №5, 6 (92, 93)
2009 №7 (94)
2009 №8 (95)
2010 год
2010 №1 (96)
2010 №2,3 (97-98)
2010 №4 (99)
2010 №5, 6 (100, 101)
2010 №7, 8 (102, 103)
2011 год
2011 №1 (104)
2011 №2, 3 (105, 106)
2011 №4 (107)
2011 №5, 6 (108, 109)
2011 №7, 8 (110, 111)
2012 год
2012 №1 (112)
2012 №2, 3 (113, 114)
2012 №4 (115)
2012 №5, 6 (116, 117)
2012 №7, 8 (118, 119)
2013 год
2013 №1 (120)
2013 №2, 3 (121, 122)
2013 №4 (123)
2013 №5, 6 (124, 125)
2013 №7, 8 (126, 127)
2014 год
2014 №1 (128)
2014 №2, 3 (129, 130)
2014 №4 (131)
2014 №5, 6 (132, 133)
2014 №7, 8 (134, 135)
2015 год
2015 №1, 2 (136-137)
2015 №3 (138)
2015 №4 (139)
2015 №5, 6 (140-141)
2015 №7, 8 (142-143)
2016 год
2016 №1, 2 (144-145)
2016 №3 (146)
2016 №4 (147)
2016 №5, 6 (148-149)
2016 №7, 8 (150-151)
2017 год
2017 №1 (152)
2017 №2-3 (153-154)
2017 №4 (155)
2017 №5-6 (156-157)
2017 №7-8 (158-159)
2018 год
2018 №1-2 (160-161)
2018 №3 (162)
2018 №4 (163)
2018 №5-6 (164-165)
2018 №7-8 (166-167)
2019 год
2019 №1-2 (168-169)
2019 №3 (170)
2019 №4 (171)
2019 №5-6 (172-173)
2019 №7-8 (174-175)
2020 год
2020 №1-2 (176-177)
2020 №3 (178)
2020 №4 (179)
2020 №5-6 (180-181)
2020 №7-8 (182-183)
2021 год
2021 №1-2 (184-185)
2021 №3 (186)
2021 №4 (187)
2021 №5-6 (188-189)
2021 №7-8 (190-191)
Articles in English
Реферативные выпуски

Список авторов и статей с 1994 года (по годам)

Список авторов журнала

Книги авторов журнала

 

КООПЕРАТИВ КАК ОСОБАЯ ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВАЯ ФОРМА ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Существование в правопорядке определенной системы юридиче­ских лиц обусловлено влиянием многих факторов экономического и политического характера. Отдельные конструкции юридических лиц могут появляться и исчезать вслед за сменой формы государственного устройства, формы правления и даже политического режима конкретного госу­дарства.
Как подчеркивает Е.А. Суханов, появление, функционирование и развитие юридических лиц в значительной степени определяется господствующим в экономике типом хозяйственного механизма, т.е. при­нятой системой регуляторов экономической деятельности - рыночной, планово-централизованной, смешанной, переходной. В зависимости от этого расширяется или сужается сеть юридических лиц, появляются или исчезают некоторые их разновидности[1]. Правовая наука и законодательство европейских государств классифицируют юридические лица по разным критериям[2].
Характеризуя  особенности правового положения отдельных видов юридических лиц,  российское гражданское законодательство ис­пользует такие понятия как:
-      вид юридического лица (п. 1 ст. 49; п. 2 ст. 52; п. 5 ст. 58; п. 1 ст. 68; п. 3 ст. 120 ГК РФ);
-      форма создания юридического лица (п. 2, 3 ст. 50; п. 4 ст. 61; п. 2 ст. 65; п. 2,3 ст. 66; п. 1 ст. 113; п. 1 ст. 121 ГК РФ);
-      организационно-правовая форма юридического лица (п. 1 ст. 54: п. 5 ст. 58 ГК РФ).
Анализ норм гл. 4 ГК РФ «Юридические лица» позволяет сделать вывод о том, что эти три понятия используются как синонимы. Несмотря на то, что содержание и объем этих терминов официально  не определены, на наш взгляд, представляется возможным при рассмотрении вопроса об отдельных видах юридических лиц проводить анализ особенностей их организационно-правовых форм.
В научной литературе под организационно-правовой формой понимается такой вид юридического лица, который отличается от другого вида способом создания, объемом правоспособности, порядком управления, характером и содержанием прав и обязанностей учредителей (участни­ков) в отношении друг друга и юридического лица[3].
В настоящее время гражданскому законодательству известны следующие основные организационно-правовые формы (виды) юридиче­ских лиц, отвечающие настоящим требованиям:
-    полное товарищество (п. 1 ст. 69 ГК РФ);
-    товарищество на вере (коммандитное товарищество) (п. 1 ст. 82 ГК РФ);
-    общество с ограниченной ответственностью (п. 1 ст. 87 ГК РФ);
-    общество с дополнительной ответственностью (п. 1 ст. 95 ГК РФ);
-    акционерное общество (п. 1 ст. 96 ГК РФ);
-    производственный кооператив (артель) (п. 1 ст. 107 ГК РФ);
-    унитарное предприятие (п. 1 ст. 113 ГК РФ);
-    потребительский кооператив (п. 1 ст. 116);
-    общественные и религиозные организации (п. 1 ст. 117 ГК РФ);
-    фонды (п. 1 ст. 118 ГК РФ);
-    учреждения (п. 1 ст. 120 ГК РФ);
-    объединения юридических лиц (ассоциации и союзы) (п. 1 ст. 121 ГК РФ);
-    иные виды юридических лиц, предусмотренные гражданским законодательством.
Все эти легально существующие организационно-правовые формы, возможно, условно разделить на четыре основные группы юридиче­ских лиц:
-      хозяйственные товарищества и общества (ст. 48, 50, § 2 гл. 4 ГК РФ);
-      кооперативы (ст. 48, 50, § 3, ст. 116  гл. 4 ГК РФ);
-      государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 48, 50, § 4 гл. 4 ГК РФ);
-      некоммерческие организации (ст. 48, 50, 117- 119, 120, 121- 123 ГК РФ)
В настоящей работе мы остановимся на анализе особенностей такой организационно-пра­вовой формы юридических лиц как кооперативы.
Создание и развитие кооперативов должно рассматриваться как важное средство экономического, социального и культурного развития, а также прогресса человека в развитых и развивающихся странах. В Резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (по докладу Третьего комитета) признаётся, что кооперативы в их различных формах способствуют обеспечению максимально широкого участия в экономическом и социальном развитии всех групп населения, включая женщин, молодежь, пожилых людей и инвалидов, и становятся одним из важнейших факторов социально-экономического развития[4].
В литературе  дискутируется вопрос о разграничении организационно-правовых форм юридических лиц - производственного и потребительского кооператива. С.В. Тычинин, исследуя гражданско-правовые аспекты регулирования потребительской кооперации, признал,  что кооперативы не следует относить к некоммерческим или коммер­ческим организациям. Они занимают самостоятельное место в системе юридических лиц. Хозяйственные (предпринимательские) функции вы­полняют коммерческие организации, общественные организации пре­следуют нематериальные цели. Кооперативы, используя различные формы деятельности, добиваются удовлетворения материальных и иных потребностей своих членов и характеризуются следующими основными чертами: добровольной основой образования; удовлетворением общих социальных и культурных потребностей и устремлений своих членов; совместным владением предприятием; контролем на основе демократических принципов. В связи с этим членение кооперативов в российском законодательстве на производственные (коммерческие) и потребительские (некоммерческие) не отвечает интересам единого правового обеспечения коопера­тивных отношений[5].
Гражданский кодекс РФ не соответствует принятому международным кооперативным сообществом понятию кооперативной идентичности. Нельзя было проводить резкую границу между производственными и потребительскими кооперативами путем отнесения первых к коммерческим, а вторых - к некоммерческим организациям[6].
В.П. Камышанский отмечает, что все  кооперативы создаются для того, чтобы удовлетворять личные потребности своих членов, а получение прибыли – не цель деятельности кооператива, а лишь средство её достижения. Производственные и потребительские кооперативы не являются в чистом виде ни коммерческим юридическим лицом, ни некоммерческой организацией. Это позволяет, несмотря на выявленные особенности и различия, включить их в единую группу организационно-правовых форм – кооперативы[7]
В действующем Гражданском кодексе РФ потребительские кооперативы отнесены к некоммерческим организациям в противовес производственным, что предопределяет соответствующую специфику правового регулирования. Тем самым заложена основа для глубокого водораздела двух исторически однородных организационно-правовых образований[8]. Ущербность такого подхода справедливо подвергнута критике [9]. Кооперативы независимо от видов их деятельности - торговой, посреднической или производственной - объединяют обще кооперативные принципы[10]
Н.В. Козлова, говоря о различии коммерческих и некоммерческих юридических лиц,  подчёркивает, что коммерческие юридические лица специально создаются для ведения предпринимательской деятельности, и в качестве основной цели своей деятельности преследуют извлечении прибыли (п. 1 ст. 50 ГК РФ). Учредители (члены) коммерческого юридического лица имеют право на получении доли прибыли.
Напротив, ведя предпринимательскую деятельность, некоммерческие юридические лица, согласно п. 1 ст. 50 ГК РФ, не распределяют полученную прибыль между участниками (учредителями, членами).
Исключение составляют некоторые виды некоммерческих органи­заций, сама конструкция которых предполагает распределение прибы­ли, полученной юридическим лицом, между его участниками (учреди­телями, членами).
Так, норма п. 5 ст. 116 ГК РФ гласит, что доходы, полученные потребительским кооперативом от предпринимательской деятельности, осуществляемой кооперативом в соответствии с законом и уставом, распределяются между его членами. По мнению Н.В. Козловой, данная норма является не более чем досадным недоразумением, поскольку доходы, полученные потре­бительским кооперативом от разрешенной предпринимательской дея­тельности, по общему правилу, должны направляться на нужды кооператива, а не распределяться между его членами[11].
Казахстанский законодатель применительно к потребительским кооперативам избрал особый путь, установив в п. 4 ст. 108 Гражданского кодекса Республики Казахстан, что доходы, полученные потребительским кооперативом, не могут распределяться между его членами и направляются на уставные цели[12]. Однако такое законодательное решение вряд ли является оправданным, поскольку противоречит природе потребительских кооперативов и целям их создания, преследуемыми членами таких кооперативов.
В цивилистической литературе высказывается обоснованное мнение о том, что у потребительских кооперативов гораздо больше общего с кооперативами производственными, нежели с остальными видами некоммерческих организаций. Основная цель любого кооператива со времени их появления и до наших дней состояла и состоит в удовлетворении материальных и иных потребностей членов кооператива. Достигаться данная цель может путем осуществления предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Но извлечение прибыли здесь является не самоцелью, а средством достижения другой цели – удовлетворения потребностей членов кооператива[13]
Следовательно, прибыль, получаемая любым кооперативом от его деятельности, используется на развитие кооператива, вознаграждение его членов соответственно их участию в делах кооператива, их социальное обеспечение и на другие предусмотренные уставом цели. Таким образом, предпочтительнее, на наш взгляд, является решение российского законодателя, закрепившего распределение доходов потребительского кооператива между его членами (п. 5 ст. 116 ГК РФ).
Такой подход к юридической конструкции кооперативов соответствует Декларации о кооперативной идентичности, принятой в 1995 г. XXXI Конгрессом Международного кооперативного альянса (МКА) (членом которого является и Россия в лице национальной кооперативной организации) в г. Манчестере. Согласно данной Декларации кооператив независимо от вида и формы – одно характерное социальное явление, представляющее собой «автономную ассоциацию лиц, добровольно объединившихся с целью удовлетворения своих экономических, социальных и культурных потребностей посредством совместно владеемого и демократически управляемого предприятия»[14].
Генеральная конференция Международной организации труда, созванная в Женеве Административным советом  Международного бюро труда и собравшаяся 3 июня 2002 года на свою 90-ю сессию, высоко оценивая значение кооперативов, приняла  Рекомендацию 2002 года о содействии развитию кооперативов, в которой признала, что применительно к  настоящей  Рекомендации термин  «кооператив» означает  самостоятельную  ассоциацию  людей,  которые объединились на добровольной основе  для удовлетворения  своих  общих  экономических, социальных  и культурных  потребностей  и  устремлений  посредством совместного  владения предприятием, контролируемым  на основе демократических принципов[15].
Создание и развитие кооперативов следует рассматривать как важное средство экономического, социального и культурного развития, а также прогресса человека во всех странах.
В частности, Рекомендацией МОТ № 193, от 20 июня 2002 г. «О содействии развитию кооперативов» предлагается стимулировать и укреплять самобытность кооперативов на основе:
-        таких кооперативных ценностей, как взаимопомощь, личная ответственность, демократия, равенство, справедливость и солидарность; а также таких этических норм, как честность, открытость, социальная ответственность и забота о других;
-        кооперативных принципов, которые разработаны международным кооперативным движением. Этими принципами являются: добровольный и открытый характер членства; демократический контроль со стороны их членов; участие членов кооперативов в экономической деятельности, их самостоятельность и  независимость; образование, повышение квалификации и информация; сотрудничество между кооперативами; и забота об обществе.
В  сбалансированном  обществе  должны  сосуществовать  сильные государственный  и  частный  секторы,  а  также  сильные  кооперативы, Именно в этом контексте правительства  должны  проводить политику  поддержки  и  формировать  правовые  рамки,  соответствующие характеру и функциям  кооперативов  и  базирующиеся  на  кооперативных ценностях  и  принципах.  Эти правовые рамки должны быть направлены на:
-        создание  институциональных  основ,  обеспечивающих  как можно более быструю,  простую, доступную и эффективную процедуру регистрации кооперативов;
-        содействие политике,  нацеленной на  создание  в  кооперативах надлежащих  резервов,  по  крайней  мере,  часть  которых оставалась бы неделимой, а также фондов солидарности;
-        принятие  мер  контроля  над  кооперативами  в  соответствии с национальными   законодательством  и   практикой  и на  условиях, соответствующих  их  характеру  и функциям,  содействующих уважению их самостоятельности,  и которые были бы  не  менее  благоприятными,  чем условия,  в  которых  действуют  предприятия  и социальные организации других форм;
-        содействие объединению кооперативов в кооперативные структуры, отвечающие потребностям членов кооперативов;
-        стимулирование развития кооперативов в качестве самостоятельных и самоуправляемых предприятий,  особенно  в  тех областях, где они  призваны  играть  важную роль или оказывать такие услуги, которые другие организации не обеспечивают[16].
Таким образом, очевидна тенденция к выделению особой организационно-правовой формы кооперативов. Закрепим данную тенденцию, раскрыв общие признаки производственного и потребительского кооперативов.
Гражданский кодекс РФ не дает общего понятие кооператива. Определены только производственные и потребительские кооперативы.
Под производственным кооперативом понимается добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности (производство, переработка, сбыт промышленной, сельскохозяйственной и иной продукции, выполнение работ, торговля, бытовое обслуживание, оказание других услуг), основанной на их личном трудовом и ином участии и объединении его членами (участниками) имущественных паевых взносов. ГК РФ допускает участие в деятельности кооператива не только физических, но и юридических лиц при условии, что подобное участие предусмотрено законодательством РФ и учредительными документами производственного кооператива.
ГК РФ   (п. 1 ст. 50)  в зависимости от целей создания, выделил коммерческие и некоммерческие юридические лица. Производственный кооператив отнес  к  коммерческим юридическим лицам. 
Потребительским кооперативом ГК РФ  признал добровольное объединение граждан и юридических лиц на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов, и отнес организационно - правовую форму юридического лица -  потребительский кооператив,  к некоммерческим  юридическим лицам.
В предусмотренных ГК РФ понятиях «производственный кооператив» и «потребительский кооператив» содержатся общие признаки:
-        организационно - правовая форма юридического лица;
-        производственный  и потребительский кооперативы - это добровольное объединение граждан;
-        организационной основой обоих разновидностей кооперативов является членство;
-        формой объединения соответствующих средств для создания имущественной базы любого кооператива являются паевые взносы членов.
Данные признаки весьма существенны. Они свойственны любому кооперативу и достаточно полно  представлены в ГК РФ.
Организация Объединенных Наций уделяет достаточное внимание проблемам, связанным с влиянием  кооперативов на экономику и социальное развитие стран. Так, в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 44/58 «Национальный опыт в области содействия кооперативному движению» (1989 г.) указывалось на необходимость признания кооперативов в качестве самостоятельной формы социально-экономических организаций, обладающих правами, сопоставимыми с правами деловых предприятий в государственном и частном секторах[17].
Для формирования правовых норм, соответствующих сущности кооператива, необходимо в отдельном законе закрепить общее понятие кооператива, которое отражало бы его специфику независимо от разновидностей, позволяющую отличать кооператив от иных действующих в стране коммерческих и некоммерческих организаций[18].
Таким образом, для решения проблемы места организационно-правовой формы кооператива в системе юридических лиц должен быть использован путь, который позволит объединить нормы ГК РФ о производственных и потребительских кооперативах и выделить из них общую часть, относящуюся к регулированию обеих разновидностей. Тем более что пример такого подхода реализован законодателем в ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации».
Юридико-технически это можно было  бы реализовать путём  закрепления в  главе 4 Кодекса ГК РФ унифицированной организационно-правовой формы кооператива.
 


[1] Гражданское право. Том I. (под ред. д. ю. н., проф. Е.А. Суханова) – «Волтерс Клувер», 2004 г. С. 178-179.
[2]Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве, - М.: Юриздат, 1947. С. 35; Суханов Е.А. Гражданское право. Т. I. (под ред. д. ю. н., проф. Е.А. Суханова) – «Волтерс Клувер», 2004 г. С. 180-183; Богатых Е.А. Гражданское и торго­вое право. - М., 1996. С. 37- 46.
[3] Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. - М., 2003. С. 258-259.
[4] См.: Резолюция Ассамблеи Организации Объединенных Наций (по докладу Третьего комитета), 88-е пленарное заседание, 19 декабря 2001 г. http://www.tnc3000.com/int_oon_res.html.
[5]Тычинин С.В. Гражданско-правовое регулирование потребительской кооперации в России: Монография. - СПб.  2004. С. 339.
[6] Абова Т.Е. Кооперативы как субъекты гражданского права // Субъекты гражданского права: Сб. статей / Под ред. Т.Е. Абовой. - М., 2000.
[7]Гражданское право: Часть первая: Учебник для вузов / Под ред. В. П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. – М.: Эксмо, 2007. С. 218.
[8]Тычинин С.В. Потребительская кооперация с позиций гражданского права // Юрист. № 8. 2003.
[9] Абова Т.Е. Производственные кооперативы в России. Правовые проблемы теории и практики // Государство и право. 1988. № 8. С. 71 - 81.
[10]Макаренко А.П. Теория и практика кооперативного движения. -  М., 2000. С. 313 - 322; Беднова Е. Международные кооперативные принципы и российский Закон о производственных кооперативах // Российская юстиция. 2000. С. 28 – 29.
[11]Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. - М.: «Статут», 2003. С. 238
[12] Такой подход получил поддержку и в отечественной цивилистической доктрине (см.: Козлова Н.В. Понятие и сущность юридического лица. Очерк истории и теории: Учебное пособие. - М.: «Статут», 2003. С. 238).
[13] Абова Т.Е. Производственные кооперативы в России. Правовые проблемы теории и практики // Государство и право. 1988. № 8. С. 64-65.
[14] Кооперативное движение: Учебное пособие для кооперативных вузов. 2-е изд. – М.: Издательство РДЛ, 2003. С. 20; См., также: Абова Т.Е. Указ. соч. С. 72.
[15]Рекомендация МОТ № 193, от 20 июня 2002 г. «О содействии развитию кооперативов» http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_80095.html
 
[16] Рекомендация МОТ № 193, от 20 июня 2002 г. «О содействии развитию кооперативов» п. 6, разд. II. http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumID_80095.html
[17] Актуальные проблемы развития потребительской кооперации. - М., 1997. С. 32.
[18] Абова Т.Е. Кооперативы как субъекты гражданского права//  Субъекты гражданского права: Сб. статей / Под ред. Т.Е. Абовой. - М., 2000.

Сохранить как .rtf файл

Другие статьи в разделе «2007 №3 (76)»
О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
УЧАСТИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО (ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОГО) ОРГАНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФС РФ
ПРОБЛЕМЫ СОБЛЮДЕНИЯ ПРАВ И СВОБОД ЖЕРТВ ПРЕСТУПНОСТИ
ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА ДЛЯ РОССИИ: СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТЬ ПАРТИЙ И КОНСОЛИДАЦИЯ ОБЩЕСТВА
РЕЙТИНГИ ВУЗОВ: СОБЛЮДАЮТСЯ ЛИ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ, МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ НОРМЫ?
МНЕНИЕ НЕЗАВИСИМОГО ЭКСПЕРТА О РЕЙТИНГЕ ВУЗОВ
К ВОПРОСУ О СОСТОЯНИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В МОСКОВСКИХ ВУЗАХ (НА ПРИМЕРЕ РЕЙТИНГА АНО НА «РЕЙТОР»)
К ВОПРОСУ О МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ РЕЖИМЕ АРХИПЕЛАГА ШПИЦБЕРГЕН И ПРИЛЕГАЮЩИХ ВОД
ЗАЩИТА ЛИЧНЫХ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ РОССИЙСКИХ ГРАЖДАН И СТАНДАРТЫ СОВЕТА ЕВРОПЫ
РАСПОРЯЖЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ЗЕМЛЯМИ: ФЕДЕРАЛЬНЫЕ И ОБЛАСТНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛИ КООРДИНИРУЮТ УСИЛИЯ
ПРАВОМЕРНОЕ ПОНЯТИЕ «ВЛАСТИ НАРОДА»
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО СТИМУЛИРОВАНИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ
РАСПРЕДЕЛЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО. СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
АКТ О КАНОНИЧЕСКОМ ОБЩЕНИИ

 
 

 

Представительная власть - XXI век: законодательство,
комментарии, проблемы. E-mail: pvlast@pvlast.ru
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru

Создание сайта: П.М. Ермолович
При поддержке депутата Государственной Думы
Валентина Борисовича Иванова

In English
In Italian
In Chineese
   

     
Навигационное меню
Архив номеров
Реферативные выпуски
Список авторов журнала
Книги авторов журнала
Рецензии и отзывы
Перечень журналов ВАК
Поиск по статьям
Подписка на журнал
Подписка на рассылку
Награды
 
Полезная информация
Парламенты стран G8
Парламенты СНГ и Балтии
Парламенты субъектов РФ
Парламенты мира
Парламентские организации
Парламентские издания
Парламентский портал РФ
Наши партнеры
Календарь выборов
     
 
 
     
  №3 - 2021
 
 
  №1,2 - 2021
 
  №7,8 - 2020
 
 
  №5,6 - 2020
 
  №4 - 2020
 
 
  №3 - 2020
 
  №1,2 - 2020
 
 
  №7,8 - 2019
 
  №5,6 - 2019
 
 
  №4 - 2019
 
  №3 - 2019
 
 
  №1,2 - 2019
 
  №7,8 - 2018
 
 
  №5,6 - 2018
 
  №4 - 2018
 
 
  №3 - 2018
 
  №1,2 - 2018
 
 
  №7,8 - 2017
 
  №5,6 - 2017
 
 
  №4 - 2017
 
  №2,3 - 2017
 
 
  №5,6 - 2016
 
  №5,6 - 2016
 
 
  №4 - 2016
 
  №4 - 2016
 
 
  №3 - 2016